Змей Горыныч



- А девок люблю! - сказал механик и острым взглядом впился в Маремьяну, которая с насмешкой глядела на него.

- Чудной ты, господин! - строго сказала Маремьяна, и механик увидел в ушах ее огромные серебряные серьги, а на смуглой шее несколько рядов цветистых янтарей.

- Чем же я чудной?

- А всем! - коротко ответила она и наклонилась к блюдцу, посматривая исподлобья то на механика, то на Спиридона.

А Спиридон сидел уже не улыбался и украдкой глядел не Маремьяну, будто впервые ее видел и не мог наглядеться.

Механик пил чай вприкуску с сахаром и с черствым хлебом и, лукаво улыбаясь, говорил:

- Уж если кто чудной, так это вы, сибиряки!.. К вам не знаешь, как и подойти.

- А чего к нам подходить-то? - огрызнулась Маремьяна. - Ты иди своей дорогой, мы своей...

- Ишь ты какая! А может быть, дорога-то у всех одна?

- Где уж нам за вами! - сухо и как будто с тайной завистью вымолвила Маремьяна.

Спиридон угрюмо и неодобрительно покосился в сторону девки, а механик продолжал смеяться:

- Чего ты сердишься?.. Я, может быть, любя сказал!

- Оно и видно! - выпалила Маремьяна, надменно покачав сережками. - Полюбил волк жеребенка...

Механик прикусил усы.

"Вот змея-то, черт бы ее побрал", - подумал он и вдруг, как бы озлившись, заговорил:

- Спесь твоя, красавица, дело хорошее, а был бы разум, еще лучше... Вот Змей-то Горыныч - железная дорога к вам подкрадывается, а вы живете здесь, как сто годов назад, и никого к себе со свежим словом не подпускаете.

- Ни к чему нам этот разговор! - отрезала Маремьяна, перевертывая вверх дном на блюдце чашку.

- И на том спасибо! - краснея промычал механик и тоже отодвинул допитый стакан.

Спиридон молчал и ехидно ухмылялся.

Скоро чиновнику и механику подали лошадей. Один за другим они уехали, а Спиридон с кнутом за опояской стоял и ласково шептал:

- Ладно ты ему напела!..

- И што он на меня бесстыжие глаза-то пучит... - громко говорила Маремьяна. - Ишь, подсыпаться начал...

И Спиридон поехал домой радостный и хорошо понял, что лучше Маремьяны нет для него невесты...

Только бы родители согласье дали да ее бы как-нибудь не рассердились: девка с норовом, того и гляди, отошьет.