Волчья жизнь

II

итька, шустрый, коренастый парень с кошачьими усами и рыжей стриженой головой в картузе, набил махоркой трубку и высек из огнива искру. Это был единственный человек, которого Чеке не только не боялся, но даже любил какой-то полудетской любовью.

Дружески хлопнув Чеке по коленке, Митька громко и весело спросил:

- Н-но, дак креститься-то будешь, а? Я, брат, тебе и крестну нашел, а крестным, так и быть, сам буду... Начнем тебя макать, ха!.. - Митька лукаво поглядел снизу вверх на продолжающего сидеть на лошади Чеке.

- Будь ты к черту!.. - неловко улыбнулся Чеке, зная, что Митька шутит.
- Ну, так чего? Свою бабу бросишь, а мы тебя на русской девке женим... Холки вот э-эдаки! - он взмахнул руками возле своих бедер и насмешливо прищурился.

- Ой... Пошто болтаешь?..

- Болтаешь!.. - коротко передразнил Митька и решительно прибавил:

- Дыть, она у тебя, баба-то, вся прокоптела в дыму, ровно вяленая лытка баранья!..

Чеке отвернулся и, чтобы задобрить Митьку и прекратить неприятный разговор, пригласил:

- Чаевать пойдем!

- Поди ты к лешему с чаем твоим... В прошлый раз чашку выпил, а на дне овечий орешек... Тьфу!..

- Ну, маленько в молоко попал - баба козлуху доила. Чево!..

- Баба твоя замараха!.. - Митька с удовольствием сплюнул, взял в зубы трубку, пошевырял в ней сухой травинкой и спросил:

- Ну, вот чего, где у тебя тут волки-то живут?..

Чеке вдруг отвел глаза в сторону, заморгал и обиженным тоном ответил:

- Я почем знаю, на-вот!..

Митька испытующе уставился на него узкими синими глазками и, крепко выругавшись, крикнул:

- Ты чего мне врешь!.. Они тебе родня, што ли? Чего ты их скрываешь!.. Говори, собачья голова!..

И Митька, схватив Чеке за воротник, дернул его с седла.

Чеке захихикал в ответ, уперся в стремена и умиротворяюще попросил:

- Эй, Митька Степаныч, бешмет старый, однако, порвется!..

Но Митька держал и допрашивал:

- Сказывай, где волчья нора! Каждый раз вой слышу, помет, следы вижу, а ты будто не знаешь...
Но Чеке решил во что бы то ни стало не выдавать свою соседку. Теперь он был уверен, что волчица не только не тронет его скотины, но даже сама оберегать ее от других будет, почует, как он заступается за нее. И он напряг все свои мысли, чтобы половчее соврать Митьке. Но не умел и только добродушно хихикал и бормотал.

- Однако бешмет порвешь, лесничий-барин приедет... Маленько сердится будет, скажет... "Чеке маленько дурак"...

- "Маленько дурак"!.. Ты много, а не маленько дурак... Ну, говори, по глазам вижу, что знаешь...