Свет в окошке



Утратил сон Евгений, стал сумрачным и бледным, и как на зло не приходила почта целых две недели...

Между тем, из отпуска вернулся батальонный командир и по дороге на позиции задержался в околотке на ночлег.

Доктор Левин задержал еще кого-то из полка, позвал Евгения и соорудил семейную пирушку, благо, что какой-то благодетель наделил его бутылкой коньяку.

Вернувшийся из отпуска был центром внимания, его все на перебой расспрашивали о новостях, спешили рассказать "свои курьезы", новые потери и приобретения, и все почему-то были возбуждены. Больше всего рады были тому, что вот собрались все вместе, закусят, выпьют, побеседуют, споют и отведут душу, досыта наговорившись.

Батальонный, еще юный, миловидный, гладко бритый капитан, которого доктор Левин фамильярно звал "Шурка", весьма мило улыбался, охотно отвечал на вопросы и рассказывал:

- Какого черта, господа! Я, можно сказать, весь срок отпуска провел в дороге... Нет, вы не можете себе представить, как измучила меня эта неурядица!.. Если все рассказать - трех дней не хватит... Все мои впечатления из этой области, но они скучны, ей Богу...

- Неужели ни одного веселого романа за дорогу?..

Капитан махнул рукой и, улыбнувшись, спохватился:

- Нет, вот я расскажу вам, господа... Вот так но-о-мер!.. Это прямо, черт знает што!..

- Конечно, ты в нем главный персонаж?..

- Ни Боже мой!.. Я только наблюдатель, и скажу по совести: вся эта история во мне, можно сказать, всю душу перепрокинула...

- Шипит, господа, шипит!.. - закричал Левин, видя сковородку с солянкой из привезенного капитаном свежего сала. - Торопитесь, торопитесь!..

И он торжественно и презабавно показал и спрятал за себя драгоценную бутылку...

Все гости завозились с обрубками деревьев, служившими стульями, и с перестановкою походных кроватей, на которых тоже должны были сидеть гости.

- Ну, а вы, все еще не можете дождаться отпуска? - спросил капитан у Евгения. - Что вы такой сумрачный?

- Мне, понимаете, - повысив голос, жаловался Евгений гостю, - До Урала две недели надо ехать, а отпуск обещают трехнедельный...

- Тр-рех-неде-ельный, удалец! - пропел Левин, держа налитую рюмку. - Шура! Держи, не проливай!..

Евгений же еще повысил голос и решительно сказал:

- А теперь хоть на два дня поеду! - и почему-то вспыхнул и потупился, не умея скрыть внезапного смущения.

Доктор Левин моргнул капитану в сторону Евгения и залился визгливым смехом.

- То есть де-евочка, скажу я вам... Глядите - покраснел-то как! - и загородив ладонью рот, он комически прошептал, но так отчетливо, чтобы все слышали, - Боюсь, как бы в отпуске-то какая-либо развеселая вдова невинность у него не отняла...

Все громко засмеялись, а у Евгения заискрились глаза и сердито стрельнули в сторону Левина.

- Н-ну-с, так что же ты хотел нам рассказать? - спохватился Левин, обращаясь к батальонному и наливая новую для него рюмку.

У капитана рот был занят. Он аппетитно уплетал горячую солянку и подал красноречивый знак рукою: "Обожди-де, дай закусить сперва!.."

Все примолкли, ожидая пикантного и веселого "номера"!