Смолокуры

III

ему-чему, а жениханью учиться не надо. Придет пора, потянет парня к девке, - вот и все.

Увидал Федька Дарку Туголукову, - с дегтем раз в неделю мимо ездила.

Увидал, свистнул вслед, захлебнулся смехом, - и в другой раз потянуло...

И начал каждый раз глядеть в ту сторону, откуда должна ехать Дарка.

Чаще стал глядеть на себя в воду, умываться стал. Даже остригся.

Дарка постоянно с песней ехала.

А как увидит Федьку, - перестанет петь, стегнет по лошади и скроется. Закипела в сердце у Федьки смола.

Стал Федька в деревню ездить, на вечеринку отважился пойти.

Вкусно пахло от девок новым кумачом и всех вкусней от Дарки.

Пойдет к Дарке, а она толкается.

- Фу-у, как дегтем-то провонял! С души прет. Уйди!

А сама тоже смолокурка, только в бане часто парилась.

И Федька в баню стал похаживать, - не помогло. Запалила смола душу Федькину. Перестал он зубы скалить. Начал мать корить:

- Одного родила и того непутевого. А тоже: “женись!..”

Осталось у него одна утеха, - взять винтовку, стать на лыжи - да в лес, за зверем, промышлять...

Но вдруг Маланья улучила время без Парфена; схватила за вихры Федьку и сказала:

- Дурак ты Федька, дурак! Ничего-то ты не знаешь... А я-то, я-то для тебя полжизни загубила.

Федька выпучил дремучие зеленые глаза, не понимал.

- Счастье-то какое для тебя сберегла...

Маланья снова вдруг помолодела, и в глазах ее сверкнула скрытая веселая игра.

- Красавчиком оно тебя доспеет!.. Не токмо Дарка, сама царевна выйдет за тебя, глупеныш ты мо-ой!..

Федька ничего не понимал. Он одно знал: не надо ему никакой царевны, Дарку ему надо. И, может, только для того, чтобы пошибче отлупить.