Сивый мерин

Возле Макара снова целая толпа, готовая стеной стать за Макара, готовая на части разорвать фельдфебеля и командира...

Так вот и вошел в доверие товарищей Макар. А как вошел в доверие - сделали его депутатом в полковой совет, а потом и в корпусный, а потом и в главный - фронтовой.

Но там - на первом же собрании во время доклада какого-то депутата- прапорщика, Макар почуял, что у него вот-вот расколется голова от напряженного внимания. Его зевота одолела от непонимания того, что вычитывал докладчик, и взяло зло. Он встал, прервал доклад и начал:

- Ладно вам тут чепуху-то разводить, а я вам вот что скажу: меня товарищи прислали вовсе не для этого... Разве на 57 копеек может человек пропитаться?.. Опять же ни сапог , ни гимнастерок нет... Мне товарищи приказали требовать, чтобы всех отпустили домой на летние работы и больше ничего!..

- Товарищ! - робко прервал его председатель. - Дайте доклад дослушать... А потом и все выскажите... Надо же порядок соблюдать...

- Порядок!.. Порядок!.. - передразнил Макар. - Довольно с нас порядков. Натерпелись!.. Мы три года кровь проливаем, а вам порядок... А я вот заявляю: я свое сказал, а вы там , как хотите... У меня тоже семейство дома страдает...

Махнул рукой, одел фуражку, закурил цигарку и пошел, стуча на все собрание каблуками...

А потом, считая, что свой гражданский долг перед товарищами он выполнил до конца, - сел на поезд и поехал в Псковскую губернию, к Петре, к Сивке и к Ульяне...

- "На белую грудь" - лукаво подмигнул себе Макар, вспомнив всего только два слова из какой-то старой деревенской песни...