Синяя птица

VI

- Ах, вот она какая “Синяя птица”, ты видишь, милый мой, ты понимаешь?.. Фея?.. Кто - эта фея? Это - наука, да, это - наука, ты видишь, она наградила Тильтиля алмазом, чудесным алмазом... Это - разум человека, это - его знание; оно все освещает, оно пугает тьму; ты видишь, как боится его ночь, ты видишь, как все ему покорно?

- А что же синяя-то птица?

- Ах, милый мой, это - мечта!.. - и капитан опять почуял, что по щекам его бегут слезы, радостные и печальные в одно и то же время. - Да, это - мечта, сынок, мечта о счастье, о лучшей, более радужной и прекрасной жизни... Неуловимая, всегда зовущая, постоянно умирающая при грубом прикосновении... Ты понимаешь, да?..

Коля жадно, воспаленными от слез глазами смотрел на сцену, и хватался руками за отца, требуя от него новых пояснений...

Жадно слушал капитан каждое слово, впивался глазами во все, что происходило на сцене, и, как дитя, отдался радости и грусти, как дитя лепетал чуть слышно Коле:

- Огонь, вода, хлеб, домашние животные, - это - спутники человека... Без них нельзя, но их, мой милый, мало... Все-таки необходимо человеку отыскать “синюю птицу”, мечту свою, свою какую-нибудь чистую, святую радость!.. Ты понимаешь, да?..

Сердце капитана, как цветок, раскрылось, впитывало в себя и ловило аромат и влагу, и лучи, льющиеся из сосуда, созданного человеческою мыслью, нерукотворного, чудесного, как Божий дар. И все, что когда-либо жестоко оскорбляло его, мучило, унижало и давило, он готов был навсегда простить, забыть так высоко подняла его на тонких светлых нитях струящихся откуда-то с неизмеримой высоты, от солнца, истинно животворящая мечта!..

В антрактах он заглядывал в горящее, увлажненное слезами радости и грусти глаза жены и сына и будто вырастал и молодел, как юное растение, под ласковым прикосновением майского утра...

- О, чародеи, о волшебники, - восхищенно говорил он о создателях театра, и снова обращался к сыну, желая навсегда посеять в нем неизгладимую любовь к прекрасному. - Запомни, милый, что это наше, русское, национальное!.. На пути твоем ты много встретишь горького, почти кошмарного и тоже русского, но ты не падай духом, не отчаивайся верить, потому что есть у нас источники кристально чистые, целебные, чудесные, возле которых можно отдохнуть и набраться новых сил, чтобы искать, бороться и неустанно стремиться к синей птице... Ты понимаешь?

Коля понимал не все, но капитан верил, что все равно в душу сына уже упали семена неизгладимой, незабываемой любви к красивому, и ни какие ураганы и пожары их не вырвут из целины надежной благодарной почвы...

И, будто сделав все самое главное в своей жизни, капитан ехал из театра молчаливый и спокойный, сосредоточенно прислушиваясь к тому, что незаметно проникало в его тело, разжигая кровь и отуманивая мысли...