Полусухая стяжка пола по доступной цене styazhka-za-den.ru.

Настасья

III

екогда было Настасье.

Вечером, управившись со скотиной, она нарядилась по-праздничному и пошла было к подруге своей Анютке, чтобы вместе пойти на вечерку, но за нею вскоре прислали братишку: - Мамынька зовет, приехали к нам гости какие-то, Иди скоренча...

Братишка хитро улыбался, шуря бойкие глаза.

Анютке любопытно стало:

- Возьми меня!

- Да мне лучше еще... Не так боязно,— ответила Настя. Подбегают, смотрят: у старого, похожего на большой амбар дома с маленькими окошками и двухскатной крышей, стоят нарядно раскрашенные пошевни, запряженные парой сытых взмыленных лошадей. А рядом гривастый вороной конь в легких полусанках.

Анютка, хихикнув, шепчет:

- Девонька: сваты!

Настасья прикрыла Анютке рот ладонью:

- Не болтай ты, девка! - а у самой сердце так и стукнуло.

- Вот те истинный!..— побожилась Анютка н, оглядев быстрыми глазами лошадей, прибавила: - Не здешние, ншь, лошади-то угорели как...

Несмело шагнула Настасья за порог горницы. Куда и гордая поступь девалась. Поздоровкаться с гостями позабыла, под перекрестными взглядами растерянно улыбнулась и начала без всякой нужды теребить нарукавник.

На лавках в переднем углу сидели незнакомые нарядные люди: двое мужиков бородатых, толстая баба с румяным, круглым лицом, да молодой парень в гарусном шарфе.

В руках у него бобровая шайка, на нем шуба новая из черных овчин, сапоги с медными подковами. Из себя молодой, могутной и безусый. Длинные волосы скобками к щекам загибаются.

- Пошто не здоровкаешься, умница? — упрекающе сказал один из гостей, что постарше.

Арина Трофимовна быстро посмотрела на дочь большими черными глазами, нахмурила тонкие, густые, как у соболя, брови и строго сказала дочери:

- У те язык отсох, што ли?

Горячим угольком упали слова эти на сердце. Слетела с лица растерянная улыбка, откинулась голова и рука ухватила за припечек. Промолчала.

Исподлобья уперся на нее молодой гость и взгляда оторвать не может от лица, вспыхнувшего красным заревом, от бровей, как черным углем наведённых, от тяжелой косы, что по плечу сползла на высокую грудь.

И толстая гостья, и бородатые мужики, и Анютка, прижавшаяся к порогу все смотрят на неё и дивятся: отчего бы вдруг лицо ее так переменилось.

- Не поклонлива ты, умница! - опять бросил ей старшой гость. Настасья метнула глазами в его сторону, еще выше голову откинула и негромко ответила:

- А по че же мне быть поклонливой-то? До вас жила и опосля проживу, коли так...

Порывисто встала с лавки Настасьнна мать, руки под полную грудь подложила и крикнула:

- Настя!..