Нахал



- Да что с вами? – громко спросил Кумищев в третий раз. – Что с вами? Вы даже на вопросы не отвечаете.

И он говорил это с такой уверенностью в себя, что будто все были обязаны отвечать на его вопросы. Но Капочка этой самоуверенности не заметила.

- Да пишут, что сестра больна и вообще…

- Что вообще?.. Договаривайте.

- Да что я вам буду говорить-то… Словом, письмо не из приятных…

- Ах, Боже мой! – сказал Павел Григорьевич, знавший материальное положение Юрченковых. – Мало что. Может, и я могу быть полезным?

- Неужели? – спросила Капочка, осененная какой-то новой мыслью, - и правда?.. Впрочем, что я? Только что познакомились и…

- Так что ж такое? Я и мой батюшка, - хвастливо сказал Кумищев, - не так бедны, чтобы не могли помочь вашему папаше… Я ведь знаю: вероятно плохи его дела?!.

- Да, - грустно сказала Капочка. – Ему, видите ли, необходимо бросить эту мизерную торговлю и поступить на какую-нибудь должность… Но нас здесь никто не знает…

- Ну вот то-то и есть… Забудьте пока об этом… Я сам хорошенько подумаю, а потом заеду к вам и скажу… К вам можно заехать-то?

- Конечно, буду очень рада, - сказала Капочка, вспыхнув от счастья, что и она может как-то помочь своему отцу и семье…

Какое-то новое, еще непонятное ей чувство, дополняло эту радость, и ей стало весело…

- Ну и отлично! – сказал Кумищев, и в глазах его сверкнуло довольство собой и еще какая-то неуловимая и лукавая мысль… Казалось, он говорил: “Оптяпаем и это…”