Гость



- Как работа подвигается? - спросила она вдруг, закрывая книгу.

- Хорошо. Скоро окончу...

- А стиль?

- И стиль нашел... Оригинальный... И представь - не без участия "его сиятельства" Кирилла Аполлоныча.

- То есть?

- Очень просто: работая, я не переставал немного философствовать о жизни. И появление этого молодого человека на нашем горизонте весьма мне пригодилось. Признаться, я таки порядком фантазирую на этот раз: мне хочется в стиль народного дома вложить призыв к работе, к бодрой светлой жизни... И это у меня выходит... Да...

- А я вот возвращаюсь к старине... Захотелось почитать Толстого... И тоже что-то странное со мной творится... Как будто я вернулась в прошлое и сызнова учусь... И вообще...

Аполлон Борисович улыбнулся:

- А не раскаешься ты, что увлеклась вот этою забавой? - он указал на кроватку.

- Не знаю... - вздохнув, ответила Агния Сергеевна. - Мне просто хотелось взять на себя что-нибудь... А то уж очень пусто стало на душе... Ты думаешь, от радости я что-нибудь искала? Потом, я как-то вдруг почуяла, что действительно виновата...

- Ну, полно... Не надо вспоминать!.. - нахмурившись сказал Аполлон Борисович.

- А я думаю: наоборот. Мне даже хочется пойти к священнику и все, все рассказать ему, покаяться...

- Вот глупости!.. - кратко сказал он и, взяв ее руку, нежно погладил.

Помолчали, конфузливо и непривычно приласкав друг друга.

Затем, как бы желая устранить неловкость, он встал, дружески пожал в своих ее руку и серьезным тоном проговорил:

- Поживем, увидим!.. Может быть, еще и поработаем!.. Ну материнствуй, милая, а я пойду кончать проект.

Он улыбнулся ей и бодро зашагал к себе в кабинет.