От 13 июня 1911 года - Кое-что об особенностях русских жителей Горного Алтая

13 июня 1911., Согорная

Дорогой Григорий Николаевич!

Довольно долго ехал я сюда и только на днях, 10 июня, попал в Катон-Карагай1. Причины медленного путешествия -- попутные наблюдения и остановки в более оригинальных местах: в Колывани, в Змееве, в Шемонаихе, в Усть-Каменогорске; в системе горных приисков приходилось жить от трех до восьми дней.

Очерки свои я печатаю все же в "Алтайской газете", которая первая просила меня об этом и более других аккуратна в выпуске их и оплате. Компромисса здесь я не вижу, так как решительно не нахожу позорным печататься в этой, вполне опрятной газете2. Только приходится сожалеть о том, что здесь сравнительно небольшая аудитория, нежели в "Сибирской жизни!. Но в "Сибирской жизни" я постараюсь давать рассказы более художественные3.

В "Сибирь" иркутскую буду давать зимою4, а теперь как-то не сидится за письменным столом. В "Сибирское слово"5 давать не буду, вероятно, в "Обскую жизнь"6 -- тоже, не хочется да и материал не хочется расточать. В "Алтайской газете" даю очерки под общим заголовком По Алтаю. Дал уже около 10 небольших, от 150-200 строк. Очерки имеют характер пестрых корреспонденций, хотя иногда и в беллетристической форме.

Здешний Алтай, по крайней мере до устья Нарыма включительно, произвел на меня тяжелое впечатление во всех отношениях. Природа сухая, ободранная, пыльно-песчанная, а люди -- это те самые пестрые полу крестьяне, полу казаки, полу мещане, полу переселенцы, которых коснулась "свобода" с "правой" стороны на 90%, с левой на 10%, а в общем ни с какой... Из-за жажды к водке и хамству они совсем потеряли христианский облик, и если их поставить рядом с занарымскими киргизами, то перед последними они покажутся чудовищами в смысле дикости и варварства, хотя и носят сатиновые рубахи и сапоги с калошами. Даже в Медведке население сшито уже совсем на "косую складку", со скрипом и под "ваксу"... Оказывается, в Медведке всего 4 семьи староверов, да и те не знают, какого они согласия...

Поэтому первые дни пришлось ездить и узнавать более типичную и более близкую к алтайской старой деревне, где можно было поселиться. Только сегодня нашел, и невдалеке от Медведки, -- деревню Согорную, в 4 верстах от долины Бухтармы, в 17 верстах от Катона и в 7 верстах от Медведки. Хотел поселиться в Черновом, но там нет подходящей квартиры и сама деревня стоит в 27 верстах от Катона. В Каменухе, отстоящей от Катона в 8 верстах, нет перевоза, а она стоит за Бухтармой, -- здесь же у меня близко, в 20-25 верстах, самые старые деревни "каменщиков" -- Фыкалка и Белая, и мой хозяин, очень богатый старовер Ананий Блинов, имеет за ними, верстах в 35 от Согорной, маральник, как и его сосед Красков...

Сразу по приезде в Согорную меня захватила красота одежд и типов, и я жертвую всякими удобствами культуры во имя удовольствия наблюдать этих людей, какими положительными или отрицательными сторонами богата их жизнь...

Но пока я хочу пожить вольготно, "почить от дел", приблизительно на месяц, а потом уж взяться за поездки. Первой поездкой будет поездка, вероятно на Уймон, а потом на Кабы, и дай Бог ими закончить сезон, а зимою засяду за книги и перо.

Конечно, буду ездить в белую и Фыкалку на свадьбы и вечерки...

Вот краткий отчет о моих наблюдениях и делах, пока что. Дальше буду писать. Посылаю Вам номерок приложения "Сибирского слова" с заметкой о Григории Ивановиче, которого обнимаю и жму руки всей его семье7.

Пишите, Григорий Иванович, пожалуйста.

Любящий Вас Георгий Гребенщиков.

Адрес: Катон-Карагай, Семипалатинской области, Г. Д. Гребенщикову.

Научная Библиотека Томского университета. Отдел редких книг. Архив Г.Н. Потанина, связка 115, N 100.