Аргутские ущелья

Много бурь пронеслось над моей головой,
Много веры и сил потерялось,
Но кипучим исканьям души молодой
Я по-прежнему верной осталась.
И средь плачущих сумерек жизни глухой
Не устала я с пошлостью биться,
Ненавидеть ее, и к прекрасной, святой,
Величавой свободе стремиться.
Цепи рабства срываю я смелой рукой
И с презреньем на них наступаю,
И катящихся бурной, могучей рекой,
Новой жизни и волн ожидаю.

Е. Блудова

"Дик и страшен Алтай" - Кто хочет увидеть уголок Алтайских гор, к которому вполне применимы эти слова, тот пусть едет на Аргут.

Здесь любитель красот природы и сильных ощущений будет удовлетворен вполне. Заоблачные выси перевалов; тропинки, то вьются зигзагами по головокружительной крутизне, то ныряют в хаос каменных россыпей; глубокие мрачные ущелья, каких нет нигде на Алтае; жуткие переправы вброд и в утлой "душегубке" через ревущие потоки; сверкающие ледники, часть которых еще никому не посвящена, дадут туристу, не проникавшему в горы дальше "курортов", такие впечатления, которые он едва ли скоро забудет.

Но следует заметить, что поездку в Аргутские ущелья можно рекомендовать только для туристов, уже искусившихся в скитаниях по Алтаю.

Архыт или Аргут - это один из самых мощных правых притоков Катуни. Название "Аргут" обозначает на языке алтайца "продолговатый мешок из целой коровьей шкуры, назначенный для хранения чегеня (кислое молоко)". "Как в мешок", - говорят алтайцы, - "Вливаются в Аргут воды рек Акалаха и Коксу".

До Аркыта от ст. Курай, расположенной на Чуйском тракте, можно доехать в три-четыре дня. Тропа идет вверх по шумливой речке Тете, притоку Чуе, пересекает верхнюю часть пустынной долины Кускунура и верховья реки Джело недалеко от ледника, дающего начало этой реки. С водораздела Кускунур-Джело открывается прелестный вид на величественные снежные горы в истоках реки Чаган-Узун и ледник Талтура. Поднявшись на высокий перевал Джело Карагем, турист оставляет влево умирающий ледничок Карагем и спускается в глубокую долину Карагема, имеющую вполне "аргутский характер". Верхняя и средняя часть ее представляет дикое каменистое ущелье, загроможденное древними моренами и совершенно необитаемое. Многочисленные речки грохочущими каскадами скатываются с крутых склонов ущелья в Карагем. Встречаются небольшие водопады. В прогалинах боковых ущелий блестят снега или ледники... Вплоть до урочища Бельтыр негде остановиться для отдыха. В Бельтыре, у устья реки Иолдо-Айры, в верховьях которой виднеется ледник, горы несколько раздвигаются, образуя поляну, покрытую сочными травами. Ниже, горы правого и левого берега, опять сдвинулись настолько, что тропа, то вьется по карнизам берегового обрыва, то даже спускается в самое русло реки. Местами путь загроможден камнями или валежником. Пять раз тропа виляет с одного берега Карагема на другой, обходя грозные скалы. А Карагем уже представляет значительный поток со стремительным течением, совершенно непроходимый вброд после дождей. Только в низовьях Карагема, в урочище Язы, долина опять расширяется и теряет характер ущелья. Начинают попадаться обитатели этих трущоб, их юрты, пашни, покосы. Верстах в четырех от Аргута, у моста через Карагем, турист может или подняться вверх по Аргуту до урочища Эзим, или, перейдя по мосту на правый берег Карагема, спуститься вниз по Аргуту до урочища Кемекочу.

Вверх по Аргуту интересен для туриста грозный Дьялама-бом. Здесь тропа вьется на страшной высоте над Аргутом, зарывшимся в глубокую пропасть. Сжатая в каменных тисках бурная река представляет сплошные каскады. Недаром инородцы уверяют, что только хариусы проходят эти стремнины, тогда как ускучам они не под силу, почему выше Дьялама-бома из рыб водится только хариус.