Алтайские этюды. Чуйский тракт



Подъем все круче, дорога извилистее, а через три версты еще Комар, второй.

- Почему это?

- Второй-то? Ишь, там негде, тесно!..

Отсюда начинается еще более крутой и длинный подъем, вскоре приглашающий вас встать с экипажа и пойти пешком. Лошади еле везут пустую телегу и часто останавливаются. Мышцы трясутся, более часто вздуваются, а ноздри расширились и покраснели.

- Ну, еще!.. Гоп!..

Долго, утомительно подвигаетесь, а дали все растут, все отодвигаются, все более голубеют…

По Сапожникову здесь более 1000 метров над морем.

За перевалом Комар сейчас же крутой, длинный спуск Кулогош, с красивыми, зелеными и волнисто-очаровательным пейзажем вблизи и вдали. Затем опять подъем и крутой в полугоре поворот налево, где дорога идет узорчатым карнизом и где, то и дело, встречают вас гигантские лиственницы с засохшими, остро-торчащими вершинами… Многие попадали и выполняют роль дорожных барьеров…

И вот здесь же еще более длинный, волнистый, извилистый и крутой спуск в долину речки Ахтела… Он идет верст пять, увлекая вас все в более красивые, живописные и красочные волны пашен, лугов, горных склонов, скалистых берегов речки и зеленых нежно-изящных складок небольших певучих ручьев…

После небольшого двухэтажного подъема вы снова находитесь на высоте, и перед вами встают уже новые, уже более величественные пейзажи ожидающих вас впереди гор.

И новый, еще более волнистый и крутой спуск, который, который после пяти верст бешеной скачки втыкает вас прямо в Чергу.

Ах, какие дивные окрестности у этого невзрачного, разбросанного по косогору села. Как раз здесь речка Черга соединится с Семой, чтобы через 12 верст крутого течения вместе утонуть в зеленых волнах Катуни.

Отсюда дорога идет правым берегом реки Семы вверх по ее течению вплоть до Шаболиной, и картины ее окрестностей все так же живописны, причудливо-поэтичны и ярко-красочны.

Вот на зеленой лужайке у дороги кормят лошадей ямщики. Обоз длинный, в полсотни таратаек, и лошади, гремя колокольцами и бубецами, пасутся на цветистом косогоре, а ямщики тесным кружком сидят возле костра, сушатся.

- Откуда едете?

- Из Кяхты!

Они везут шелковые ткани из Китая. Едут шестой месяц, так как от Кяхты до Кош-Агача – русско-китайской таможни – 2500 верст, которые они шли на верблюдах вьючно. Едут в Ново-Николаевск, откуда повезут обратно новую кладь, преимущественно железную, главным образом посуду и капканы для ловли сурков в Монголии… Самая большая цена за пуд провоза клади от Кяхты до Ново-Николаевска – 6 рублей, а малая – 4 рубля. Таким образом, одна лошадь, пройдя более чем 3000 верст заработает от 50 до 75 рублей. При этом, если считать средний срок ее пути в четыре месяца, то день она “зарабатывает” приблизительно от 50-ти до 75-ти копеек.

- Не много же!

- А куда деваешься, привыкли!..

- На Алтае еще ладно, корм хороший, а вот там, в монгольских песках, трудно… Кабы не верблюды и ходить нельзя было бы!..

- А какая же самая красивая дорога?

- Чуйский тракт! – в голос ответили сразу трое, а один пояснил:

- От таможни сразу будет голая, песчаная степь. И лесу там больше нигде не встретите.

Тогда я вспомнил, что Кош-Агач по-киргизски, значит:

- Прощай дерево!..

- Так оно и есть! – подтвердили ямщики. – Когда там едешь, так и песни-то не поются как-то… И все думаешь, когда опять увидишь Чуйскую дорогу…

И это было сказано совершенно серьезно, и я понял, как скучных равнинах должен тосковать по дымчатым ущельям сказочно-прекрасного Чуйского тракта!