Александр Родионов

Александр РодионовРодился я 06.05.1945 г. на Алтае. К сожалению, креститься не довелось. В Ивановке, маленьком степном поселке, храма не было, впрочем, как не было его ближе, чем на сотню верст. В детстве на меня больше других оказала влияние моя бабушка - Марфа Яковлевна, светлая ей память. Это и удивительно, ведь она не была сказительницей или певуньей-плясуньей. Но у нее была способность слушать людей и вслушивалась она во все окрестное так, как это могли делать только степные люди, улавливая отдаленное. Бабушка знала те слова, которая сейчас, во времена скудоязычия, большая редкость. Скрипнет где-то жалобно дверь, а бабушка скажет: «Дверка калачика просит».


На родине храмом для меня являлся листвяной околок – по зимам он прикрывал телами берез, осин и ветел нашу деревушку от жестокости степных буранов. В данный древесный храм входить можно было одному, свивать гнездо на любой ветле и жить как птица, улетая в те края, о которых читал с пяти лет. Здесь отсутствует хвастовство.

Отправляясь на учебу, дядя мой, который был старше меня на 4 года, прятал книгу «Что я видел» Б. Житкова. Я эту книжку уворовывал, а к часу возвращения из школы учеников торопился сунуть ее обратно в «тайник». В 6 лет неграмотной бабушке я читал вслух «Робинзона Крузо». Словом, понятно, откуда появилось желание путешествовать. Оно разгорелось благодаря долгой недоступности, а также тому, что до десяти лет я даже настоящих гор не видел. Позднее я повидал нашу землю от Владивостока до Ужгорода. После прочтения «Лоцмана кембрийского моря» я мечтал стать только геологом. И сделался им. Помогли Томск и ТПИ. Там же и тогда же (1964 – 1969) жизнь сделала мне подарок в виде встречи с настоящим поэтом. И я находился рядом с ним целых четыре года. Я говорю о Василии Казанцеве. Он и благословил мою персону на литературное поприще после моей дебютной книжки стихов, которая была издана в 1975 году в Кемерово.

Все прочее: Союз писателей, работа геологом, учеба в столице на ВЛК – всего лишь приложение или продолжение предыдущего…