О Новом ковчеге

 

В теперешних статьях и книгах, как и в его последних картинах, Рерих кажется действительно возвышенным и очищенным Гонцом, возвращающимся из далёких странствий в родные Русские пределы. И всё, что с ним произошло, послужило на пользу всему его духовному авторитету. Мы, слава Богу, не видим Рериха почётным председателем бесчисленного количества американских учреждений, а видим его великим отшельником, уединившимся в Гималаях, и даже все его накопленные титулы ничего не могут прибавить к одному великому, краткому и уже ставшему вечным имени: Рерих! Толковать и разъяснять Рериха вообще излишне. Достаточно подойти к любой из его многочисленных картин, чтобы понять и принять в сердце этот многозвучный, хоровой зов к вечной радости Света, к действенному подвигу борьбы с тьмою во всех её проявлениях. Эта светлая проповедь о Великом и Едином Боге, о котором человечество и все его пророки никогда не смогут иметь настоящего представления, ибо “и чины Ангельские на Него не смеют взирати”, но к которому инстинктивно стремится всякая тварь, а человек, по долгу своего высокого положения, тем более.

Итак, я ставлю вопрос: мог ли Рерих в данное время возможного нового всемирного потопа стать современным Ноем и спасти хоть малую часть чистых и нечистых Божьих тварей? Сам я на этот вопрос ответить не решаюсь по чисто тактическим соображениям. Но ясно представляю, как бы ответил какой-нибудь остроумный одессит: “Он, конечно, может! И может быть, его ковчег на Гималаях стоит готовый. Но кто мне даст деньги и визу туда добраться?”. Приблизительно так в современных условиях будет стоять разрешение самых важных вопросов спасения человечества, пока не грянет гром и не наступит самый час гибели. Вся библейская история стала к нашим дням прекрасной поэзией, но практика нашей действительности невольно толкает нас на ту же попытку Рериха создать гармонию из Духа и Материи. А как только это начинается - вступают чисто житейские дрязги и трагический комизм бытовых явлений. Мы в заколдованном кругу, и всякое избрание на роль вождя теперь сопряжено почти с неизбежной участью для вождя быть в конце концов растерзанным. Кто может посоветовать такую роль своему другу? Другими словами, хотя история и повторяется, но думается, не в порядках Высшего Бытия.

Мы можем предполагать всё что угодно, но Бог будет располагать по-своему, и тут наши гадания могут быть просто неуместны. Если суждено миру ещё раз спастись от надвигающейся катастрофы, будет указан и Новый Ковчег, и надёжный его строитель, современный Ной. Я же привёл эту историю из Ветхого Завета только потому, что искренне считаю нашего юбиляра Н.К.Рериха, быть может, единственным из современников, который не только мог бы, но уже многое сделал для духовного объединения и оздоровления человечества, хотя бы вспомнить его всемирно известный Пакт Знамени Мира. Но человечество осталось почти глухо к этому изумительно могучему зову Русского Гонца. Следовательно, оно само свою судьбу решает так, как мы это видим.
Этот очерк является далеко не исчерпывающим избранной нами темы. И сама проблема о духовном просветлении мира и об одном из великих художников и мыслителей Н.К.Рерихе слишком обширна для того, чтобы её так просто и коротко объяснить. Да автор и не задавался целью разрешить эту проблему. Однако долгом почитает прибавить несколько существенных строк. В Библии не упоминается подробно о супруге Ноя. Вообще в Библии мало отведено места женщине.

В данном случае считаю грубым упущением не упомянуть более подробно о Елене Ивановне Рерих. Скажу коротко: если бы в нашу эпоху был поднят вопрос о матриархате, то я горячо проповедовал бы избрать на престол Матриархата именно Е.И.Рерих. И может, именно потому, что она никогда ни на какие роли свою кандидатуру не выставляла. (Когда человек ищет власти, он никогда её не удержит. Когда ищут избранника народные массы, а избранник уклоняется от власти - власть его и после смерти управляет народом). Раз поднявшись на высоты Гималаев в 1923 г., Е.И.Рерих ни разу в долину не спускалась и вообще ничего мирского не искала и целиком отдалась духовному отшельничеству и напряжённой работе мысли и духа. Трудно указать в мире и истории человечества женщину, столь гармонично в себе соединяющую глубокую мудрость, самую высокую любовь к людям и самые широкие философские знания.

Влияние её на всю деятельность и труды Н.К.Рериха и её двух сыновей настолько огромно, что можно смело сказать, что без Елены Ивановны все они были бы не тем, что они есть: отец Рерих великий художник и мудрец, сын Георгий большой востоковед и выдающийся лингвист, сын Святослав Рерих выдающийся художник-портретист и глубокий исследователь восточной медицины. К сожалению, я видел Е.И.Рерих только один раз в жизни, и то проездом в Париже. Но я могу сказать, что хорошо её знаю по её изумительным письмам и по её философским трудам. Иногда мне кажется, что в этой женщине накопились мудрость, любовь и глубокое проникновение в сущность вещей как бы в течение тысячелетий. Как будто она впитала в себя красоту тоски всех женщин мира за все тысячелетия от сотворения мира. Это такой великий и прекрасный облик женщины, что у меня не хватило бы умения изобразить его словами. Итак, все Рерихи ушли от мира на высоты Гималайских гор, и это вызывает чувство восхищения перед этой действенной попыткой наших современников вознести свой дух и сознание на физические и духовные высоты. Там, превыше бренной и нечистой суеты мира, Русский Гонец с малой группою своих близких пытается творить великое таинство совершенствования не теоретически, а практически, как это творили лишь немногие русские подвижники в своих скитах и пустынножительстве. Будет время, когда об этом уходе на высоты Гималаев pyсских людей будут создаваться красивые легенды. Между тем - это действительность наших дней, и так странно, что наши современники, ослепляя себя пылью пересудов и кривотолков, не видят той прекрасной сказки наяву, сказки, которая столь явно и многообразно звучит во всех полотнах и сказаниях Рериха. Тем ценнее всё это зазвучит в грядущем для тех немногих, кто уцелеет, будучи спасённым в Ноевом Ковчеге.

1938 год, Чураевка на Помпераге