Качественные пакеты пнд от фирмы abakpak.ru

Наказ гонцу

Г. Д. Гребенщиков
Наказ гонцу
Из цикла очерков "Гонец"

-- Итак, ты готов?

-- Всегда готов!

По блеску чистых глаз твоих я вижу -- ты исполнен радости, что не пойдешь и не поедешь, а полетишь исполнять это поручение.

Какие сказочные наступают времена: ты полетишь, ты, юный и родной, ты первый исполнитель без сомнений и упрека, готовый исполнить все радостно, мгновенно и без колебаний. Горжусь тобой и радуюсь, что ты мой друг и сын, роднее сына -- мой Гонец.

Постой немного так, я полюбуюсь твоей стройной, легкой, хорошо натренированной фигурой. Да, да. Ты никогда не будешь тяжеловесным и упитанным; самодовольная и тупая усмешка не осквернит лицо твое и никогда ты не удовольствуешься сытым и благополучным прозябанием на земле. Как хорошо отсвечивает на солнце смуглость твоего лица. Как закалили тебя северные ветры, как хорошо окрасил твою кожу южный зной. Как славно пахнет от тебя лесной хвоей и дымом от сторожевых костров. Ты смелый сын природы, ты верный друг всего живого и прекрасного, ты истинный Костровой Брат. Да, да, я вижу -- ты готов и ты исполнишь это поручение быстро и достойно. Как счастлив я, что ты готов быть вестником творящей радости, гонцом ко всем недремлюще-настороженным, ждущим твоего прибытия.

В глазах твоих вопрос... Знаешь ли, чему я рассмеялся? Я радуюсь тому, что ты заставил даже самый непокорный вихорок на голове твоей лечь в ряд с непричесанными кудрями. Даже свои кудри, ты, не носящий головных уборов, заставил лечь и подчиниться твоей воле и твоей готовности служить другим. А помнишь, сколько лет этот торчащий на верхушке твоей головы белокурый вихорь, не покорялся ни тебе, ни заботливой руке твоей матери.

Как хорошо и то, что ты с собой не взял никаких запасов, никаких вещей. Твоя сумка не уродует твоей фигуры и в пути тебе не нужно проводить ночей без сна, охраняя свое достояние и не придется искушать кого-либо из бедных спутников обилием еды или богатством платья.

Да, ты воистину готов, и я вручаю тебе мой пакет.

Лети, мой юный друг, лети. Спеши -- твой путь далек и труден, и опасен. И много раз тебе придется спешиваться с твоего крылатого коня, в местах неведомых, в недружелюбных странах, подчас среди врагов. Но чистою улыбкою любви и искренней готовностью помочь даже врагу -- ты завоюешь всех и, безоружный, всюду будешь побеждать.

Но знай, ты встретишь на пути не мало искушений. На чистоту твою и юность будут покушаться многие любители бесчестья и греха. С учтивою улыбкою обойди их. Ловцы нежнейших юношеских чувств прикинуться твоими верными друзьями и, как бы мимоходом, вскользь обрызнут ядом клеветы священнейшие имена твоих друзей или учителей. Сдержанно и молчаливо отклони их добродетель и поспеши от них под кров хижины, где не получишь даже корки хлеба.

Ты встретишь тысячи невежд, которые тебе откроют тысячи различных истин. Всех выслушай с улыбкою, но помни истину, которую несешь с собою, которая, как океан небес, едина и отблески которой даже в тысячах болотных луж отражаются кусками лазури.

Ты встретишь мудрецов, которые не терпят возражений, но требуют похвал и лести, и смысл их жизни -- отрицание и осуждение других. Выслушай их терпеливо и в безмолвии твоем они поймут ответ, что истинная мудрость бескорыстна и незлобива, как солнечная теплота: согревает и змею на камне, и птицу на ветвях.

Тебя будут искать и вовлекать в свои сообщества различные фанатики и проповедники религиозных сект и политические агитаторы -- все с той же терпимостью изучай и в их словах присущее всем людям устремление ко благу. Покрой их всех единым небом и запомни, что и океанские глубины собраны из разных, малых и великих рек. Но лишь не отрицай, не трать часов на споры, не оскорбляй ни чьей души. Ибо лучше вдвое увеличить доброе и в десять раз уменьшить злое.

Тебя будут преследовать, травить и приговаривать к лишениям. Никогда не поворачивайся спиной к твоим преследователям, но стоически спокойно и с улыбкой посмотри в их лица -- и устыдятся слепоты своей, ибо перед ясной благостью твоих поступков даже самое тупое зло смутится.

И будет край, где твой крылатый конь опустится в болото и будут злорадствовать все те, ненавидит свет и небо. И ты пойдешь с твоей котомкой также одиноко и убого, как они. Ты должен разделить их путь. Пройди с ними через трясины, через топи, через грязь, но выведи их на дорогу Света, но изучи пути для будущих каналов очищения и сам наметь цветущие сады, которые возникнут на местах болот.

И твой крылатый конь опять возьмет тебя и понесет и нигде ты не приткнешь о камень ног твоих и никакие змеи или аспиды не повредят тебе. И всюду, по лицу земли, где встретишь ты родную речь, ты можешь смело говорить о том, куда ты и зачем спешишь, и ты найдешь для каждого, кто ждет, те нужные слова, ту нужную заботу и любовь, которые помогут верить и трудиться и творить даже в неволе и в нужде и в унижении.

И понесешься ты над синими просторами страны родимой и дым родных лачуг, как сладкий фимиам обвеет крылья твоего коня. И колокольный звон вплетется в шум полета твоего и старой, полинявшей позолотой храмы заблестят и забелеют древние скиты и закраснеет мак в полях и запестреет праздничный наряд гулливой молодежи на лугах. И там ты снизишься, и там отдашь привет мой и поклон учтивый, и вязь усердную моих рукописаний передашь только тому, кто спросит: "А в поклоне что?".

Лети, мой друг, спеши! Тебя ждут тысячи улыбок, тысячи надежд и тысячи тоскливых глаз, не знающих, куда идти, что делать и как жить. Спеши же принести им весть о первой помощи, о первом одолении темы, о первом восхождении на первую ступень вновь строящегося, нерукотворного и нерушимо-вечного храма, где будет богом Свет и где первосвященником да будет Гений возрастающего созидания.

Какое счастье посылать тебя! Ведь вместо бомб и ядовитых газов ты будешь сбрасывать на города и села весть о мире, о взаимном понимании и о возможности создания радостного праздника труда. Как прекрасно, что у тебя нет ни от кого секретов и потому даже все те, кто встретят тебя, как враги, расстанутся с тобою, как друзья и братья, и многие поймут, как силен тот, кто отказался от богатства.

И так ты облетишь весь Запад, Юг, Север и Восток, и на великой высоте восточной, на вершинах белых гор, над изумрудными истоками святого Беловодья твой будет самый трудный, но и самый дивный спуск. Велико будет там твое смятенье, велик будет восторг перед красотами Памира, Гималаев и Алтая и сказочно-невероятны будут дивные видения и явь. И только там ты сможешь до конца понять, как велика будет тебе награда за преодоление всех твоих трудов, и искушений, и препятствий.

И там ты загоришься новыми порывами служить грядущему и вновь лететь на знойный юг, на грешный запад и на тихий, льдистый север и нести всем ожидающим тебя -- вторую помощь восхождения на Ступень Вторую.

Да, ты готов. Ты весь пронизан светом понимания, и нетерпение твое лететь я радостно благословляю. Мой милый и родной, дай обниму тебя! Как радостно мне это расставание! Ибо ты помчишься в синь безбрежных далей и в лазурь неограниченных высот с бодрящим призывом о том, как бесконечно высока и невыразимо прекрасна лестница для человеческого восхождения, как радостно спешить вперед, как трепетно всходить на первые ступени небывалой эры.

Лети мой верный и любимый, мой Гонец.